Сахар – это белая смерть

05/05/2012 - Каргин Андрей Анатольевич

Как-то раз в конце 90-х довелось лечить на дому весьма примечательную парочку. Парочку наркоманов. Лечение заключалось в купировании абстинентного синдрома, вызванного злоупотреблением метадона. При этом, надо отметить, что метадон является очень сильным наркотическим веществом из группы опиатов поскольку является полностью (на 100 %) синтетическим наркотиком, в отличие, например, от того же героина, в основе производства которого лежит все-таки растительный субстрат. Вследствии этого и т.н. «абстинентный синдром» или на сленге наших клиентов «ломка» после злоупотребления метадоном протекает тяжелее и дольше, нежели героиновая ломка и имеет больше, так сказать, побочных эффектов. Одним из таких побочных эффектов является то, не вдаваясь сильно в «наркологические дебри», что метадон способен влиять на метаболизм в организме ионов натрия Na++ (это один из естественных для организма электролитов), а тот, в свою очередь, способствует накоплению в организме жидкости, проще говоря, воды H2O, в основном за счет подкожной жировой клетчатки. Прошу прощения за возможную детальность изложения тематики, но вскоре Вы поймете, зачем это потребовалось.

Теперь придется немного приоткрыть завесу профессиональной тайны и вкратце, широкими мазками, обрисовать схему, согласно которой происходит терапия по «снятию ломки» на дому. Поскольку метадоновый абстинентный синдром протекает, как правило, от 10 до 14 дней, то и помощь нарколога необходимо осуществлять соответствующий период. Сложно представить, что общаясь с пациентом на протяжении двух недель в среднем по 2 раза в день (утром и вечером) между врачом и пациентом не устанавливается доверительный, в некоторой степени даже, неформальный контакт (то, что в психотерапевтической литературе называется эмпатией). Тем паче, что в реестре медицинских специальностей наша называется «психиатр-нарколог» и как Вы, уважаемый читатель этого опуса, обратили внимание, пишется через дефис. Я лично всегда считал, что главное в нашей профессии – это установить в первую очередь психологический контакт с пациентом, помочь ему прежде всего морально и уже только потом использовать весь современный арсенал фармакологических средств, прежде всего, конечно, снотворно-седативных, антидепрессивного и транквилизирующего рядов. Инфузионная же терапия («капельницы») в этом деле и вовсе носит второстепенный характер.

Итак, диспозиция была такова. С одной стороны молодой (по крайней мере по меркам медицины) и, как мне тогда казалось, подающий надежды врач психиатр-нарколог, то бишь я. С другой стороны парочка (в прямом смысле этого слова – муж и жена) приблизительно то же 30-летнего возраста. Мужа звали Давид – он был грузин, жену Екатерина. Видимо вследствии национальной принадлежности мужа («муж всему голова») в качестве «препарата выбора» использовался метадон. Достоверных научных данных на сей счет мне, по крайней мере, неизвестно, но по каким неведанным причинам именно представители этого древнего и, кстати сказать, православного племени любили «полакомиться» как раз таки метадоном.

Как я уже упоминал в начале нашего повествования эти двое были весьма необычными пациентами не только в силу интернационального характера матримониальных отношений, но и в силу того, что, несмотря на достаточно внушительный стаж наркотизации, оказались весьма сохранными и состоявшимися в социальном плане. А именно: Давид являл собой чуть ли не образчик нового «русского» посперестроечного периода и располагал собственной турфирмой, в которой, кстати, сам же был и генеральным директором, а Екатерина на тот период времени имела ученую степень кандидата искусствоведческих наук. Я это к тому, что буквально с первых минут встречи между доктором и его пациентами возник обоюдоинтересный диалог и чувство теплой, непринужденной атмосферы, которое сохранялось и все последующие визиты. Дом же их являл собой то, что во все времена было принято называть «полной чашей», особенно в плане съестных припасов. При этом, надо отметить, что если утренние визиты носили скорее формальный характер в силу, прежде всего, занятости врача и времени суток, совсем не располагающего к задушевности и философичности, то вечерние приезды скорее были похожими на поход в гости к старым и добрым знакомым.

Как-то раз вечером на 2-й или 3-й день лечения (я уже точно не помню) после выполнения всех врачебных манипуляций Давид и Катя любезно пригласили меня в гостиную и, как мне показалось, не без гордости предъявили свой свадебный фотоальбом. Альбом и взаправду оказался вполне мил и симпатичен. На большинстве фотографий 5-ти летней давности, представленных взору, эти двое казались влюбленными молодыми людьми весьма ухоженными и очень стройными, что никак не совпадало с той картинкой, которую я имел счастье лицезреть перед собой. Единственное сходство с оригиналом являли собой глаза, все же остальное ну никак не хотело быть конградуентным свадебным фото, потому как на момент нашего знакомства и, соответственно, лечения эти двое скорее походили на парочку монстров из фильмов Хичкока или что-то в этом роде. Как я уже упоминал выше, в силу специфики заболевания, в организме Давида и Екатерины скопилось огромное количество жидкости, кожа практически всей поверхности была растянута и имела красно-лиловый оттенок, при этом масса тела стремительно приближалась к 100 кг, а может быть и превышала их. Во всяком случае в дверные проемы им обоим приходилось скорее протискиваться, нежели проходить. Для более полной визуализации образа несложно себе представить двух рекламных агентов-мерчандайзеров, одетых в скафандры, с рекламой, к примеру, стоматологической клиники 33 зуб где-нибудь у метро. При этом по вечерам, будучи людьми воспитанными и гостеприимными (муж – грузин все-таки!), как правило, мне предлагали выпить чаю с чем-нибудь вкусненьким. И вот где-то аккурат посередине нашего недолгого двухнедельного знакомства эти милые люди решили превзойти самих себя и в качестве альтернативы сладостям (кстати сказать, большинство наркозависимых неравнодушно относятся к сладкому!) на стол была выставлена банка с черной икрой. Катя любезно пододвинула ко мне чашку с чаем, но на мою резонную в такой ситуации просьбу угостить еще сахарком (икра, что не говори, продукт соленый), у них обоих глаза вмиг сделались круглыми от ужаса и буквально в один голос они воскликнули: «Зачем сахар! Сахар – это белая смерть».

Прошло много лет. Но я до сих пор задаюсь вопросом: «Что же это за такая кривая логика, если не сказать, каша была в голове у этих людей. Метадоном ежедневно травить себя до неузнаваемости с оригиналом – это хорошо, а сахар – это белая смерть! 

Материал подготовил врач психиатр-нарколог, кандидат медицинских наук Каргин Андрей Анатольевич. Клиника «Петербургский нарколог»

Акции и специальные предложения

Бесплатные консультации специалистов. Спецпредложения на лечение в стационаре и на дому. Бесплатная доставка в стационар. Авторские программы реабилитации.

Наша гордость - Наши сотрудники

Специалисты
Клиники

В клинике «Петербургский нарколог» работают высококвалифицированные специалисты: наркологи, психиатры, клинические психологи. Врачи прошли обучение в клиниках Европы и США и имеют большой практический опыт работы.

Имеются противопоказания, необходима консультация специалиста. Копирование любых материалов сайта без письменного разрешения администрации клиники запрещено.
Цены, указанные на сайте носят информационный характер, действительны только для резидентов РФ и не являются публичной офертой.

  • ООО "ПЕТЕРБУРГСКИЙ НАРКОЛОГ"
  • ИНН: 7814482170
  • ОГРН: 1107847362149